Рубрика: азартные игры

videoGamesViolence2-600x405

Игровая зависимость – так дети ищут выход или выражают протест. «Правмир» 20 июля 2017

О том, как возникает игровая зависимость и что делать, чтобы ее предотвратить, рассказывает Наталья Шемчук, врач-психиатр, кандидат медицинских наук.

Азартные игры – не обязательно на деньги

– Наталья Валерьевна, что такое игровая зависимость у подростков с медицинской точки зрения?

– Игровая зависимость – это патологическое влечение к азартным играм – психическое расстройство. В Международной классификации болезней (МКБ-10) она отмечена в разделе «расстройства привычек и влечений».

Пока подростки не внесены в этот реестр: в 1996 году, когда создавалась МКБ-10, подростковой игровой зависимости, возможно, не существовало. Скоро появится новое издание, МКБ-11, и я уверена, что в ней уже будет рубрика, посвященная интернет-зависимости у детей и подростков.

Игровая зависимость схожа по клинической картине и причинам возникновения с химическими, но в случае с игроманией отсутствует химический агент.

Необходимо заметить, что нехимические зависимости достаточно разнообразны, наиболее часто возникающие внесены в тот же раздел, а именно – пиромания (страсть к поджогам), клептомания (страсть к воровству без умысла обогатиться), трихотилломания (навязчивое и непреодолимое выдергивание волос) и т.д. Зависимостей много, наиболее распространенных из них три: алкоголизм, наркомания, игровая зависимость. Две из них являются зависимостями от психоактивных веществ.

Кстати, при лечении химических зависимостей физическую зависимость снять легко. То есть – убрать стремление организма получать конкретное химическое вещество. А вот с психологической составляющей, воспоминанием человека о том, как он мог войти в другой мир, не реальный, и уйти от проблем, – очень сложно работать.

– Вы сказали про азартные игры, но ведь в компьютерные игры играют чаще всего не на деньги?

– Да, у них нет так называемой монетарной зависимости, их влечение не несет материального поощрения. У них зависимость эмоциональная и психологическая, которая затем, если у ребенка, подростка есть «патологическая почва», развивается в серьезнейшую патологию. Монетарный механизм тут уже не важен.

– Каковы последствия игромании для человека?

– Как у любой другой зависимости, в том числе химической. Они – чудовищные. Мелькание экрана, резкие звуки во время игры влияют на биоэлектрические потенциалы мозга. Если у ребенка когда-то в детстве была гипоксия (любой этиологии), лунатизм, то это при игре по пять-семь часов в день может привести и к эпилептическому припадку.

На фоне игромании может развиться психоз, психоэмоциональное возбуждение, когда дети могут драться с родителями, разбивать все вокруг – это угроза самому ребенку и окружающим. О потере связи с социумом, деградации и прочем, думаю, и говорить не стоит – это всем известно.

– Но ведь нельзя же в современном мире ребенка оградить от компьютера и компьютерных игр?

– Да, конечно, мы не можем сейчас их оградить: технологии развиваются, и компьютер, конечно, приносит не только вред. Все зависит от качества информации, получаемой ребенком, от того, какие функции используются им на компьютере, с какого возраста. А также от того, сколько времени проводит подросток или ребенок за компьютером.

Когда я начинала работать с зависимыми от азартных игр, у нас считалось, что проводить больше двух часов за компьютером подросткам нельзя. Патологией считалось, если ребенок находился у монитора больше четырех часов в сутки. Сейчас наши зарубежные коллеги эти границы расширили (учитывая учебные материалы, которые школьники ищут в интернете, и прочее) и утверждают, что мы можем говорить о патологической зависимости, если подросток более пяти-семи часов находится у компьютера.

В стрессе ребенок начинает искать выход

– Как все начинается?

– Знакомство ребенка с компьютерным устройством начинается с познавательных программ, развивающих игр.

Потом дети идут в школу. Границы социума расширяются, и появляются сверстники, которые знают другие игры, более затягивающие, более агрессивные. Начинается обмен играми. В этот момент может произойти что-то негативное для ребенка. Допустим, он плохо находит общий язык с учителем, в классе у него возникают трудности с общением.

Замкнутые дети, или просто испытывающие трудности с общением, находят утешение и самоутверждение, проводя время за играми: там они переживают все свои самые лучшие и яркие эмоции.

Как только ребенок, его организм, его душа понимает, что там ему комфортнее, он всячески стремится уйти в этот виртуальный мир, где он чувствует себя и героем, и защищенным.

Особенно опасны сетевые игры. В сетевых играх ребенок находит друзей. Пусть у них «ники» – почти собачьи клички, но он воспринимает их именно как друзей, с которыми он занимается одним делом. Начинается с этого, а дальше – природа. К сожалению, только 30% из играющих – это ребята абсолютно здоровые.

– А остальные?

– В медицине, в психиатрии есть такое понятие – «неблагоприятная почва». Это означает, что еще до возникновения минимальной увлеченности компьютерными играми у детей были явные или скрытые проблемы со здоровьем (неврологические или психические).

Какие-то заболевания передались им генетически, а какие-то были получены в процессе внутриутробного развития, во время травмирующих родов, полученных травм головы и т.д. И вот на такой «подходящей почве» легко может возникнуть патологическая зависимость.

В таких случаях все нужно дифференцировать с детским психологом, с детским или подростковым психиатром. Определение биологической причины игромании позволит помочь психологам работать с проблемой более продуктивно. И высококвалифицированные психологи это отлично понимают. Ведь, кроме поучений и каких-то психологических моментов научения жизни без компьютера, необходимо еще и лечение основного заболевания. Проблема в том, что родители, которые обращаются за помощью (если они обращаются, спасибо им большое), не хотят принимать того, что у ребенка не все в порядке, они говорят: «У нас ребенок здоров, никаких лекарств не надо».

У нас все боятся психотропных лекарств. Между тем «тропность» означает предпочтение, то есть эта группа лекарств «благосклонно» относится к душевным расстройствам. К этой группе лекарств также относятся и любимые всеми препараты, улучшающие питание и кровообращение мозга. Порой бывает достаточно просто назначить именно эти препараты для того, чтобы снять тревогу у пациента, и дальше уже – начать занятия с психологом.

– То есть при лечении игровой зависимости нужна медикаментозная поддержка?

– Да, для лечения уже возникшего процесса и при условии выявления нарушения психики – я убеждена в этом. Индивидуально, в зависимости от каждого случая.

– 30% – это полностью здоровые ребята, которым ничего в этом смысле не угрожает?

– Есть социально-психологические проблемы, о которых мы уже начали говорить. Взрослые часто начинают играть после перенесенного стресса, например, стрессом у отцов может быть даже рождение первого ребенка.

У детей может быть стресс, например, когда ребенок не очень хорошо знает математику, ему не помогают, он не признается, что не понимает, и начинает замыкаться. Учительница начинает делать ему резкие замечания, ученики в классе смеются – всем известная детская жестокость. Если он попадает в эту ситуацию, то может начать играть, чтобы заглушить свои внутренние переживания. Это самый простой пример, а стрессов у ребенка и подростка – хватает.

Все мы знаем о подростковой любви, которая всегда переносится тяжело…

Вообще, любой человек в стрессовой ситуации рано или поздно начинает искать выход, и не обязательно плохой. Было бы правильно, если бы родители в этот момент были рядом. И помогли найти выход ребенку. Если, например, в этот момент девочка начнет заниматься танцами – это тоже будет выход. Но проще дома включить компьютер.

Бунт «хороших детей»

– Бывает, что игроманией начинают страдать хорошие дети, не обделенные родительским вниманием…

– Когда начинают играть в нашем социальном понимании хорошие дети – это реакция протеста. Не секрет, что родители часто за детей принимают решения даже в ситуации выбора профессии.

Нередко родители решают за ребенка, куда он пойдет учиться. Я очень часто сталкиваюсь в своей практике с ситуацией, когда у ребенка, может быть, еще нет четкого определения, кем бы он хотел стать, но ему тяжело, допустим, дается математика. Но родители решили, что он пойдет в технический вуз (династия, смогли договориться, есть военная кафедра и тому подобное). Они видят в нем инженера, к примеру, и настаивают.

Ребенок сдает экзамены и идет учиться. Обычно такое обучение заканчивается через три-четыре месяца, но он по-прежнему ходит в институт, а на самом деле – начинает играть. Он уходит из реальности, выражая так внутренний протест. Протест – это же не всегда, когда ребенок топает ногами и ругается.

Внутренний протест страшнее, его внешне можно не увидеть.

– Вы упоминали о том, что зависимость может передаться от родителей. То есть папа играет, и сын станет играть?

– Не обязательно папа именно игроман. Есть неблагополучные семьи, где отец сильно злоупотребляет алкоголем, и тогда мама говорит: «Сынок, ты видишь, что происходит? Ты должен это запомнить, тебе нельзя употреблять алкоголь ни в каком виде, потому что у папы зависимость и, не дай Бог, ты тоже станешь зависимым». Ребенок понимает, что ему нельзя это делать – употреблять алкоголь.

А зависимость никуда не делась, она есть в генах. Если ему на пути встретилась компьютерная игра, то его ген зависимости нехимически проявится в игре. Поэтому нужно настраивать ребенка иначе: «Папа слабый, у папы слабая воля, поэтому, чтобы с тобой не случилось такого, сынок, давай с тобой займемся спортом, займемся общественным трудом, волонтерством, чтобы стать сильным, благородным, научиться помогать себе и другим людям».

– Обычно психологи говорят, что ребенок должен быть занят, у него должно быть много увлечений, и тогда шанс увлечься «плохим» минимален. Но, оказывается, это тоже не всегда работает: ребенок вроде бы занят, ходит на разные кружки, а потом оказывается зависимым от компьютерных игр?

– Его нагрузили – это правильно. Но ему должна нравиться эта нагрузка, и он должен понимать, для чего она.

Отправили на танцы, образно говоря, для того, чтобы у него была хорошая походка, хорошая осанка, чувство ритма, которые ему в жизни пригодятся. Если его отправили на иностранный язык, он должен понимать, для чего ему нужен этот иностранный язык. Когда это просто цепь обучений и развлечений без всякой цели, то все равно человек задается вопросом: «Для чего я все это делаю?» И в этом графике в любом случае должны быть два часа, если он хочет, на какие-то занятия на компьютере. Понятно, что речь о школьниках.

Ведь сегодня дети даже задания друг другу отправляют с помощью социальных сетей.

Совсем лишать компьютера ребенка нельзя: запретный плод всегда сладок.

Никогда нельзя наказывать «отлучением от компьютера»: «Если ты получил двойку, ты сегодня не будешь играть на компьютере». Это вызовет как раз протест.

Компьютер с большим экраном и самый простой телефон

– Про запретный плод. Допустим, ребенку спиртное дают попробовать лет в 16. В каком возрасте должно начинаться знакомство с гаджетами?

– Думаю, когда ребенок идет в первый класс. До поступления в школу он должен знать, что такое компьютер, уметь им пользоваться. Повторяю, компьютер с большим хорошим экраном – никаких планшетов! Они, кстати, могут катастрофически снижать зрение.

Вместо планшетов и смартфонов – самые простые телефоны, чтобы можно было связаться с родителями и чтобы там не было игр.

 Когда родителям нужно бить тревогу, что есть риск появления игромании?

– Это определяется достаточно легко. Допустим, у ребенка есть выделенное время для занятий на компьютере. К нему приходит мама, папа, няня и говорит, что все, на сегодня хватит, а он начинает нервничать. Эффект потери чего-то – волноваться, даже в каких-то случаях грубо отвечать. В этой ситуации можно побеседовать с ребенком, с психологом: выяснить, почему он хочет играть больше, какие у него для этого есть причины.

– Кто больше подвержен игровой компьютерной зависимости – мальчики или девочки?

– У нас есть статистические данные западных исследователей, но, думаю, ситуации схожи. Из девочек 30% увлекаются компьютерными играми настолько, что это может представлять опасность. Из мальчиков – 70%. В моей практике (я больше занималась взрослыми) женщин было всего 3% на выборке 350 человек. Женщине всегда есть чем заняться, отвлечься, например созиданием, даже если это трехлетняя девочка.

– Есть ли данные, дети из каких семей больше страдают компьютерной зависимостью – из многодетных, из семей, которые воспитывают одного ребенка?

– Насчет многодетных семей или семей с одним ребенком сказать сложно – здесь нет никакой корреляции.

Кстати, нет никакой корреляции между полными семьями и семьями, где ребенка воспитывает одна мама, один папа.

Можно заметить, что чаще компьютерная зависимость наблюдается в семьях, где явно прослеживаются гиперопека или гиперпротекция.

– А что касается благополучных и асоциальных семей?

– Тоже нет корреляции. В асоциальных семьях, кстати, если у ребенка нет генетической предрасположенности, он может стараться приложить усилия, чтобы не стать таким, как его асоциальные родители.

Рассказ, что у алкоголиков обязательно будет ребенок-алкоголик – неправда. Я не защищаю асоциальные семьи, просто хочу разрушить существующий миф.

Поэтому неважно, семья благополучная или неблагополучная – риск появления игровой зависимости больше зависит от ребенка, его личностных характеристик, его взаимоотношений с социумом, с окружением.

Оксана Головко, Наталья Шемчук

news_g_16062017_162451

«Стационарное лечение от игромании не приведет к положительным результатам» 16 июня 2017

Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова предложила создать центры по лечению детей от игромании, зависимости от компьютерных игр. «Дети уходят из реального в виртуальный мир. Интернет кроме позитива несет в себе зло и мы должны придумать реальные рычаги противодействия», заявила она. Действительно ли увлечение World of Tanks, StarCraft 2, Mortal Kombat и Dota 2 опасны для подрастающего поколения. На этот вопрос «Безопасности» ответила врач-психиатр, кандидат медицинских наук Наталья Шемчук.
 

 

Игромания или, по научному, патологическое влечение к азартным играм, это психическое заболевание. Оно входит в Международную классификацию болезней (МКБ-10) в раздел «Расстройства влечений» под кодом F60.00.
Как любое заболевание игромания имеет свои диагностические признаки. В МКБ-10 приведены симптомы для патологических игроков в реальные азартные игры. Компьютерная зависимость появилась позже, поэтому для нее четких критериев не разработано. Они появятся в ближайший год в МКБ-11.

 

На настоящий момент понять, болен ли ребенок, можно по следующим признакам: игра в компьютерные игры, зависание в соцсетях, бессмысленное рассматривание видео/фото  в блогах продолжается более 2 часов непрерывно, не менее 3 раз в неделю. В эти периоды ребенок не отвлекается ни на что другое, не встает из-за компьютера/айпада/айфона, не принимает пищу, воду, не осуществляет физиологические отправления. После того, как его принудительно отлучают от экрана, становиться раздраженным, грубым, временами агрессивным.

 

В тяжелых случаях дети сидят за монитором по 10–15 часов (чаще ночью, когда родители спят). Подростки 15–20 лет могут не выходить из своей комнаты сутками, при этом они манкируют всеми обязанностями, не принимают гигиенических процедур, не едят. Известен случай, когда подросток, чтобы не отвлекаться от игры, сидел у компьтера в памперсе для взрослых. Синдром отмены (т.е. вынужденного отказа от игры) протекает так же, как при отмене психо-активного вещества у зависимых от алкоголя и наркотиков. Известны случаи,  когда дети совершали суицидальные попытки в периоды вынужденного (принудительного) отказа от компьютерных развлечений.

 

Профилактика. Это очень сложный вопрос. Для начала необходимо обратить внимание на социум, в котором проживает ребенок. Необходимо работать с родителями. Разовьется ли игромания или минует чаша сия, зависит от типа воспитания в семье. Чаще это семьи, где ярко выражены гиперопека или гиперпротекция.  Родителям детей с различными невротическими заболевания необходимо поддерживать здоровье ребенка с помощью неврологов, психологов. Дети с синдромом гиперактивности и дефицита внимания в большей степени подвержены игромании. Я уже не говорю о детях с «необычным поведением», у которых родители просто не хотят видеть патологию (например — сидит ребенок тихо в углу комнаты, смотрит в одну точку, ну и хорошо, не шалит, не шумит, золотой ребенок). Об этом можно говорить часами. Вывод: необходимо проводить просветительские беседы с группами родителей в детских садах, школах, колледжах и т.п.

 

Нужно ли организовывать лечебницы? Нет. Совершенно уверена, что стационарное лечение не приведет к положительным результатам. Подросткам свойственна реакция протеста, после выхода из таких учреждений, ребенок станет еще более замкнутым и агрессивным. Как будет называться такая, как Вы пишите лечебница? Скорее всего в ее названии будут присутствовать слова коррекция, психика, зависимость. У нас в России психиатр, психика несут в себе оттенок карательной медицины, что наводит ужас на непросвещенное население. Вы услышите слова родителей: «Вы что, думаете, что мой сын — псих?». Да, он  не разговаривает, не выходит из комнаты, уже не моется, НО, мой ребенок абсолютно здоров, помогите просто на расстоянии, поговорите с ним по телефону. Вот что вы получите.

 

Между тем, это проблема государственного масштаба. Необходимо организовать консультации и назвать их, например, «Центры развития семьи и личности». Но кто будет в них работать? Во главе этих учреждений поставят каких-нибудь  управленцев, которым не интересны загубленные души, а важно отрапортовать — рекомендации начальства выполнены.
Источник: bezopasnost-tv.ru
ОТР Правда

Азартные игры возвращаются? Эфир программы «Прав!да?» 17 мая 2016

Правительство подготовило поправки к закону, которые могут фактически возродить в России повсеместное размещение игровых автоматов. Речь идет о видео-лотерейных автоматах и игровых залах под вывеской «лотерейных» магазинов.

Что это? Нелегальный игорный бизнес под видом государственных лотерей? Как относиться к спортивным тотализаторам и онлайн-казино или другим подобным площадкам в Интернете?

Решена ли проблема легализованных азартных игр и игромании?

Стоит ли государству идти по пути дальнейшего ужесточения законодательства в области азартных развлечений?

Участники дискуссии:

Юрий ЧЕРНОУСОВ, руководитель всероссийской общественной организации «Я люблю Россию», депутат ВМО района Строгино города Москвы

Павел СЫЧЕВ, член Общественной палаты РФ, руководитель федерального проекта «Агенты»

Наталья ШЕМЧУК, врач-психиатр, кандидат медицинских наук

Алексей МАГАЛИФ, врач-психиатр, главный врач «Клиники психологической адаптации»

Дмитрий СЛОБОДКИН, бывший заместитель руководителя Комиссии РСПП по туризму, индустрии гостеприимства и развлечений, вице-президент Ассоциации деятелей игорного бизнеса

Владимир СЛЕПАК, член Общественной палаты РФ  

Государственная Дума обсуждает поправки в закон о лотереях. Согласно им, в России скоро могут появиться в шаговой доступности терминалы по распространению бестиражных лотерейных билетов. Эксперты бьют тревогу. Под видом лотерейных аппаратов вернутся ранее запрещенные игровые автоматы, печально известные как «Однорукие бандиты». Это может спровоцировать среди россиян безудержную игроманию.

Источник: www.otr-online.ru

Игромания в Москве стала эпидемией. «Комсомольская правда» 19 апреля 2004

Этот статус на первый взгляд безобидному недугу присвоили осенью прошлого года, когда количество больных превысило 300 тысяч человек.

Игромания — это когда человек отдает зарплату игровым автоматам. Реже — казино. А когда до следующей зарплаты остается ровно месяц, отдает зарплату друзей, капитал фирмы, сережки жены и запонки дедушки. По данным главного психиатра Минздрава России Владимира Волошина, в Москве появилось 300 тысяч таких маньяков. Их страсть теперь официально признана трудноизлечимой болезнью, сравнимой с алкоголизмом и наркоманией. Больные тоже в конце концов остаются одни в пустой квартире, но при этом с досадно трезвой памятью и здоровым телом. Медики полагают, что тут могут быть виновны родители и даже неправильные жены.

Виновата дурная наследственность

Нам позвонил Алексей. Ему 42 года, половину из которых он старательно конструировал стандартный быт: примерная жена, работа, машина… Полгода назад Алексея так тряхануло, что он до сих пор недоуменно щурится: «Чегой-то я?» Пошел с друзьями в бар выпить пива. Парни потянули его к автоматам: «Новичкам везет!» Сыграл. Даже не помнит, выиграл или проиграл. С этого дня его будто пуповиной пристегнуло к прожорливому механизму. Сначала начал спускать заработанное: из двенадцати тысяч зарплаты — восемь обязательно.

— Каждый раз говорю себе: потрачу только 100 рублей, — удивляется мужчина. — В итоге ухожу, когда в кармане остается только мелочь.

Потом скормил агрегату свою «Оку». Жена выгнала. Алексей озлился и стал играть еще ожесточеннее. Занимал у фирмы. Играет до сих пор.

— Теперь реже, потому что чувствую — конец. В лечение не верю. Спасаюсь так: оставляю деньги в сейфе на работе. Но выпью пива, тормоза отваливаются. Ведь этих автоматов у каждой станции метро понатыкано!

В Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. Сербского подобные жалобы считают уловками больного человека. Зависимые от наркотиков тоже жалуются, что могут легко купить дозу даже на вокзале иностранного города — находят продавца по глазам. Но здоровый-то человек ничего такого не замечает.

В центре игроманами занимается доктор Наталья Шемчук, сотрудник отдела неотложной психиатрии и помощи при чрезвычайных ситуациях, кандидат медицинских наук. Лечить таких больных начала осенью прошлого года — с начала эпидемии в Москве. Сейчас постоянно ведет 15 пациентов.

— Азартных людей очень много, — говорит Наталья Валерьевна. — Но здоровый человек отличается от больного тем, что может вовремя остановиться. Болезнь же затягивает, тогда начинаешь отыгрываться.

Случайные люди в игроманы, оказывается, не попадают. По словам Натальи Шемчук, в психиатрии лудомания (зависимость от игры) считается болезнью наследственной. У 80 процентов игроков, пришедших в клинику, страдали «расстройством влечения» родители. Или бабушка с дедушкой. К этим «расстройствам» относятся все мании, включая алкогольную и наркозависимость. Даже если папа одно время увлекался суперспринтом, у его сына есть все шансы покончить с совестью у «однорукого бандита».

В казино мужиков толкают жены-стервы

Восемьдесят из ста игроков — не очень здоровые психически люди.

— Это не значит, что игроманы обязательно страдают серьезными психическими отклонениями, — объясняет доктор Шемчук. — То есть серьезными в общепринятом понимании. Но присутствует некоторое расстройство личности, психологические проблемы: депрессии, озлобленность на мир. Они играют, чтобы получить разрядку. Мания просто ложится на подготовленную почву. У меня был пациент, который перестал играть, но тут же запил. Поэтому обычно мы лечим не игровую зависимость, а то, что к ней привело.

В качестве примера — один из излечившихся пациентов. 27 лет, высшее образование, носильщик в гостинице. Пять лет прожил с любимой девушкой. Когда та потребовала жениться, ответил, что не может. Девушка ушла. И тут брошенный встретил друга, который пригласил его в зал игровых автоматов. Очнулся игрок, когда продал все, кроме квартиры. Долг — семь тысяч долларов. Собрал последнее и пришел лечиться. Оказалось, что главная проблема больного в том, что он не может сам принимать решения. Постоянно ищет поддержку и оценку со стороны. Плюс к этому депрессия, вызванная разлукой с любимой.

Пилить мужа-игрока, по мнению психиатров, не только бесполезно, но и вредно. Ведь игромания развивается по сценарию наркомании и алкоголизма. У кого-нибудь получалось застыдить пьяного? Это лишь еще больше озлобит. Поэтому в другом своем пациенте, который решил, что выздоровел, в Центре Сербского не уверены: супруга сверлила его даже на сеансах. В общем, доктор должен определить психотип клиента и описать его близким инструкцию: с кем вести себя жестче, а кого привечать лаской.

Кстати, по словам Натальи Шемчук, практически у всех игроманов есть важное общее: сексуальная несовместимость с близкими женщинами. Или несовместимость вообще. Короче, от жизни со стервой и не то подхватишь.

Игроманы молодеют

С появлением уличных автоматов игромания перестала быть болезнью богатых. Студентики пропадают.

— Основной возраст пациентов — до 30 лет, — рассказывает психиатр Шемчук. — Как правило, с высшим образованием. Уровень достатка — средний. Чтобы пойти в казино, нужно хорошо одеться, иметь высокий доход. Автоматы доступны всем. Но и лечатся эти люди куда активнее богатых. Состоятельные проходят обследования и исчезают.

По данным института, чаще в зависимость от игры попадают мужчины. Но у женщин болезнь протекает ярче, с кулаками и красивыми истериками. Это, как правило, дамочки богатых бизнесменов.

Как это лечится

Способов не так много. Таких, чтобы «сразу», нет вообще. В Америке, где существование игромании признали гораздо раньше, до сих пор самой популярной считается 12-ступенчатая программа лечения, изначально изобретенная для алкозависимых пациентов. Сейчас это лечение применяют и в наших клиниках. В НИИ Сербского, например, врачуют гипнозом. Человека возвращают к первой игре и заставляют искать настоящую причину зависимости. И мило говорят ему в этом трансе: «Дурак, перестань отдавать деньги кому попало». Раз в месяц больному вводят лекарство, подавляющее зависимость. А длится это дело целых пять месяцев.

— Вот на этом объявлении четверть пациентов убегает сразу, — говорит Наталья Шемчук. — «Мучиться целых пять месяцев без всяких гарантий!»

Есть у зависимых всякие психологические штучки, которые медики советуют применять вместе с лечением. А не вместо него.

«Копилка». Пациент представляет себе какую-нибудь шикарную вещицу, о которой давно мечтал. Каждый раз, проходя мимо автомата и уговаривая себя проиграть всего лишь «маленьких 500 рублей», на самом деле бежать домой и класть проигранные мысленно деньги в копилку.

«Кризисный менеджер». Нужно найти близкого человека, со строгим характером. Ему вы будете отдавать все заработанные деньги. Вместе вы составите план раздачи долгов. Наличные отныне вам будут выдавать только на еду.

«Личный психолог». Довольно необычный способ: психолог сам будет сопровождать вас в казино и включаться, когда состояние начнет таять.

В любом случае приводить несчастного к доктору за ручку бесполезно. Надо, чтобы сам.

ЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ

Бухгалтер проиграла состояние фирмы

В конце марта в одной из столичных фирм случилось неприятное дело. Директору компании срочно понадобились наличные деньги, которые в небольшом количестве всегда хранились в сейфе бухгалтерии. Но оказалось, что деньги исчезли. Бухгалтерша долго мялась и наконец созналась, что пропавшие 30 тысяч рублей она проиграла в игровые автоматы. Позже при помощи сотрудников ОВД «Мещанский», которые проводили расследование, директор узнал весь масштаб катастрофы.

Спустив эти деньги, 27-летняя сотрудница решила отыграться. Для этого она подделала на бланках подпись руководства и сняла с корпоративного счета еще 100 тысяч рублей. Но и их она потратила в тот же день. Так она ходила в банк еще четыре дня. В итоге потратила на «однорукого бандита» 530 тысяч рублей. Теперь дамочку будут судить за мошенничество.

ИСТОРИИ ОТ ЧИТАТЕЛЯ

Мой знакомый, работая на «Горбушке» и зарабатывая хорошие деньги (дело было два года назад, и сумма зарплаты крутилась около $2000), умудрился влезть в долги и просадить в автомате около 10 тысяч долларов. Он был подотчетен и занижал заработок ребят, из которых и старался выжать лишние деньги на игру. Когда я спросил их, где он сейчас, они сказали, что прячется от хозяина. Ведь отдавать долг ему не с чего.

Другой случай. Молодая семья распалась из-за того, что на улице к жене стали подходить незнакомые люди и требовать вернуть им деньги, которые муж у них занимал, как оказалось, на игру в тех же автоматах.

Признаки игромании (по данным диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам)

  • Поглощенность, озабоченность игрой (вы вспоминаете о прошлых играх, планируете будущие ставки, думаете о том, как найти деньги на следующую игру).
  • Играя, испытываете возбуждение и повышаете ставки.
  • Испытываете затруднение при попытке контролировать или прервать игру.
  • Чувствуете тревогу или раздражение при необходимости ограничить ставки или прервать игру.
  • Играете, чтобы убежать от своих проблем или поднять настроение (уйти от чувства вины, тревоги, депрессии).
  • Предпринимаете попытки отыграться на следующий день после проигрыша.
  • Обманываете членов семьи или врача с целью скрыть истинную степень своей вовлеченности в игру.
  • Совершаете такие незаконные действия, как подлог, обман, кража или растрата для финансирования игры.
  • Вызываете игрой риск потерять работу, близких друзей, возможность карьерного роста или получение образования.
  • Перезанимаете деньги у других, чтобы расплатиться с уже имеющимися долгами, вызванными игрой.

Если вы нашли у себя хотя бы четыре симптома, вы уже серьезно больны.

Источник: kp.ru

doc6v983y1dqsytft7g9ux

Высокое искусство или смертельная зависимость: в чем причина массового увлечения селфи

Массовый характер такой зависимости объясним, в первую очередь, развитием …

doc70nfkt9p1r6e2de5obn

Зависимость от видеоигр официально признана болезнью

В МКБ-10 игромания как патологическое влечение к азартным играм уже …

755293407913463

ВОЗ включила зависимость от видеоигр в перечень болезней

Зависимость от видеоигр включена ВОЗ в перечень болезней и расстройств, …